Медитация через призму адвайты

Медитация через призму адвайты

В буддизме есть понятие «джана». Это своего рода обозначение уровня медитативной сосредоточенности. Всего их восемь. Первые 4 называются материальными. С первой по третью присутствует ощущение глубокого необусловленного счастья, в четвёртой оно исчезает. Можно сказать, что достижение последней материальной джаны возможно после того, когда практикующий понимает, что само это блаженство — своего рода боль, только со знаком плюс. Он стремиться к удовольствию и сфокусирован на нём. Когда он осознает, что сама потребность в этом блаженстве приковывает его внимание, то открывается четвертая джана — чистое наблюдение. В нём нет необходимости вообще что-либо испытывать. В первых трёх джанах человек ничем не отличается от наркомана, в погоне за своей дозой благости. Четвертая джана дарует свободу от самой этой потребности.

С материальными джанами всё достаточно просто и понятно, описания ясны. Если мы будем говорить о нематериальных, то всё становится сложней, потому что их характеристики расплывчаты. Я прошу читателя обратить внимание, что дальнейшее изложение — это мой субъективный взгляд на вещи, в теории я ориентируюсь плохо.

Пятая нематериальная джана легко достигается в медитации, я делал это несколько раз. Как-то услышал, что Будда рекомендовал концентрироваться на кончике носа, что я и сделал. Сначала возникают телесные ощущения. Чешется спина, болят колени и т. д. и т. п. Потом ты замечаешь, как внимание постоянно куда-то уплывает. Если очень внимательно не давать ему прыгать на мысли и оставаться сконцентрированным на кончике носа, то в какой-то момент это становится просто невыносимо. Это нужно просто пережить, удерживая концентрацию. Тогда открывается пространство пустоты — тебе не нужно будет вообще ничего делать. Ты почувствуешь, как сознание из точки станет бесконечностью, и она просто заполнит всё перед тобой.

Такова пятая нематериальная джана. На мой взгляд это было совершенно бесполезно. Она не даёт ничего — просто бесконечная пустота.

Далее следуют ещё 3 нематериальные джаны: отсутствие сознания, отсутствие всего и «ни восприятие, ни не-восприятие». Последнюю вообще объяснить, наверно, невозможно.

Я не знаю, в какую джану попал после пятой, подозреваю, что в шестую — отсутствие сознания. Мне однажды стало просто интересно: вот я засыпаю, вот просыпаюсь, а что между ними? «Между» мгновенно откликнулось пустотой, в которой исчезла возможность думать. Предыдущее предложение нужно понимать буквально — весь мир просто исчез. Я стал как будто немым, но на ментальном уровне. Было восприятие, но не было возможности формализовать его в мысли. Оставались какие-то неясные и несформулированные волны сознания, которые могли бы обратиться в конкретные мысли, но не могли. В этом состоянии остаётся возможность постигать вещи, но нет способа их даже выразить. Остаётся восприятие и понимание, но мыслей нет. Эдакий колыхающийся океан сознания, воспринимающий сам себя.

А теперь к чему я всё это пишу. Однажды, я просто осознал, что реальность — это сознание. Я много раз приводил пример во многих статьях, когда просил читателя представить ничто. Ты можешь пытаться делать это хоть тысячу раз, но результат всегда предсказуем — это чёрное пустое пространство. А значит, остаётся восприятие цвета и протяжённости. Ирония в том, что «быть» буквально означает «воспринимать что-то». Это всегда пара. Воспринимающий и воспринимаемое.

И в разрезе этой мысли все эти мои медитативные опыты выглядят наивно и глупо, по моему субъективному мнению. Если действительность — это абсолютное сознание, ограниченное каждым конкретным человеком, то ему не составит труда быть чем-угодно. Хочешь сидеть в медитации и тащиться от джан — пожалуйста. Может быть тебе нравится йога, ты хочешь проникнуть в пять великих акаш? Да ради Бога — вот они, постигай на здоровье. Весь этот духовный и мистический опыт в таком случае ничем не отличается от яичницы на завтрак — это такая равноправная часть действительности, как и всё остальное.

Такова парадигма классической адвайты, про которую я писал в какой-то из предыдущих статей. В ней существует понятие Брахман (Абсолют), который изначальный и непостижимый, существует во всём и во всех. Но отдельно он не существует ни в одном месте — всё является им.

Реальность — это пространство, которое могут украшать любые узоры. Возможно абсолютно всё. И люди здесь появляются и исчезают. Я понимаю, что хочется верить в бессмертную сущность, которая неподвластна смерти. Да, очень хочется. Тогда можно отодвинуть мысли о «сейчас» на задний план. Зачем об этом думать, когда столько всего нужно сделать? Ведь то, чем я являюсь, неподвластно смерти. Все эти вопросы можно решить потом — будет день, будет пища, как гласит народная мудрость. Но истина в том, что в тебе ничего постоянного нет до момента пробуждения. Никакого отдельного «я» не существует.

В таком случае, мне кажется логичным предположить, что пробуждение — это момент, в который Абсолют осознает себя индивидуальным сознанием. Тогда наступает понимание недвойственности — «я есть то».

Сам для себя ты, конечно, являешься чем-то целостным, обладающим собственной сущностью, но только до пробуждения. Но для Абсолюта каждый из нас, как рябь на поверхности океана. Я понимаю, что хочется думать, что я постоянно перерождаюсь, следую из жизни в жизнь, учусь там чему-то, осваиваю какие-то уроки, но реальность такова, что в тебе нет никакого постоянного и неизменного ядра. Есть только это. И в этой действительности нет ни одной причины, по которой ты не должен просто исчезнуть после смерти. Для непробуждённого сознания это не будет проблемой — нет того, кто смог бы это заметить.

По этой же причине утверждение «ты уже это» мне кажется откровенным надувательством. Если бы ты был этим, то никакого просветления просто не могло бы случиться. Это как забыть в пуховике весной купюру в пять тысяч рублей и найти её осенью — приятно, но ничего не меняет.

Метки: , ,

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

);